Множество разного горя

Дневник

Если вы не болеете, не потеряли близких, сохранили работу — казалось бы, вокруг столько людей, которым гораздо хуже, чем вам. Но и в этом случае мы проживаем разные типы горя одновременно. В декабре 2019 года в Вестнике психологии вышла статья Сары Эпштейн о горе в переводе Юлии Лапиной. В ней описаны четыре типа горя, и как мне сейчас кажется, этот текст довольно точно передает происходящее с нами в пандемию.

Мир внезапно стал намного более опасным местом, чем был всего полгода назад. Даже в доме можно не чувствовать себя в безопасности: в самоизоляции вы контактируете с курьерами, возможно, на улицу выходит кто-то из ваших домочадцев. За дверью страшная “наружа”, по меткому выражению куваевской Масяни. Очень страшно сделать что-то, что вызовет обострение хронического заболевания. Мы все испытали “потерю ощущения физического, эмоционального и психического благополучия”, но не так просто разрешить себе оплакать эту утрату.

Мы все переживаем горе от “потери возможности управлять своей жизнью и необходимыми делами”. Для многих из нас привычный образ жизни изменился. Ваш уровень жизни, скорее всего, снизился. Я больше не могу взять и покататься на велосипеде, чтобы отдохнуть и развеяться. Теперь не только я, но и мой партнер работает из дома — и я не могу, как раньше, в удобный для себя момент взять и запустить трехчасовую стирку днём. Если у вас есть дети, я мысленно обнимаю вас и сочувствую — по рассказам друзей я могу представить, насколько вам сейчас сложно, сложнее, чем многим другим. 

Я не знаю, что мне будет разрешено или предписано делать завтра, через неделю, через месяц. Значит, я проживаю горе от потери мечты и ожиданий. “Когда жизненные события разбивают наши ожидания, человек может испытывать глубокое горе и чувство несправедливости”, пишет Эпштейн. Неделю назад я должна была провести отпуск в Вене. Моя заявка прошла отбор на самую крутую конференцию в Европе — но кто знает, откроются ли границы? А ведь об этой поездке я мечтала последние два года. Может быть, вы сталкиваетесь с тем, что близкие или уважаемые вами люди внезапно начали верить в конспирологические теории или яро отрицать опасность во время пандемии. Это тоже порождает “глубокое чувство дезориентации”, которое связано с потерей ожиданий.  

Четвертый тип горя связан с потерей идентичности. Мне кажется, это горе тоже присутствует в нашей жизни, но я не могу описать его настолько же точно и уверенно, как остальные три. Вы можете прочитать саму статью и решить самостоятельно, относится ли этот тип к вашему опыту.

Посмотрите, три из четырех типов горя — это то, что мы сейчас переживаем одновременно. Я уверена, что каждый человек столкнулся с ними — возможно, у нас с вами просто разные сочетания, разная сила выражения каждого из них. Я часто испытываю упадок сил, мне бывает сложно сосредоточиться. Что ж, помимо всего остального, я занята тем, что проживаю множество утрат одновременно.

Мне бы хотелось в конце написать, что с этим можно сделать. Но я не психолог, поэтому дам слово автору первоисточника. Эпштейн пишет:  «Вернуть слову «горе» положенное ему место… Вы можете горевать. Вы можете скорбеть. Ваша потеря настоящая». 

А я просто обниму вас мысленно крепко-крепко и скажу, что я рядом.

Фотография: Мария Оборотова