Квантовое топливо злости

Дневник, Словарь

На подавление злости уходит много сил — конечно, их не остается на действия в реальном мире. Если я разрешаю себе злиться, происходит небольшой выброс энергии — словно внутри меня работает маленький квантовый реактор Бора.

Иллюстрация: Анна Вастержинская и Анна Сномм

Пелена перед глазами, пульс учащённый, движения резкие. За пять шагов до тренажерного зала я понимаю, что не закрыла шкафчик, потому что от раздевалки я шла в тумане из своей злости.

За час до этого я пыталась решить семейный вопрос, с которым не могла справиться в одиночку. На пять сообщений, требующих срочного ответа, я получила одно, загадочное: «Ахаха. Мяу». Уже прогресс — до этого мои робкие попытки натыкались на гробовое молчание. Но сроки поджимали, и многозначное «ахаха» жутко меня разозлило.

Обычно в такой ситуации злость оказывается под запретом — хорошие девочки не злятся. Зато все знают про японский способ справляться с этой эмоцией — побить чучело. Говорят, лучше всего работает, когда раздражение вызывает начальник.

Мучаюсь уже два дня со сложным этапом в исследовании. Его нужно провести в предельно сжатые сроки, несмотря на заковыристость и объем материала. К середине дня чувствую себя лимоном, трижды пропущенным через соковыжималку. На третий день по дороге домой ругалась про себя последними словами — я уже два раза пропустила танцевальный класс, не уделяла внимание семье, не продвинулась в собственном проекте.

«Злость может быть направлена на изменение ситуации – и это ее позитивный аспект, — объясняет Илья Латыпов. — Человек, зажатый сам в себя, переживающий себя как никчемного или “неправильного”, то есть находящийся в стыде или в чувстве вины, при помощи злости может расшириться, развернуться». Он считает вредным привычный совет «сбросьте пар — побейте грушу вместо начальника».

Тогда в фитнес-клубе я не представляла себе кого-то на месте боксерской груши, как обычно советуют для разрядки злости. Похоже, что признание того, что я злюсь, изменило мое поведение. Я впервые за долгое время разрешила себе злиться в открытую. И открыто переживаемая эмоция немедленно повысила качество тренировки. Я с большей готовностью вкладывалась в упражнения, позже начинала халтурить. Сказала себе, что могу призвать внутреннего Халка, чтобы сделать выпады — терпеть не могу это упражнение! Взяла и на самом деле его призвала — один раз боевым кличем, второй раз побив себя кулаками в грудь.

Открыто разозлившись на третий день авральной работы, я принялась активно защищать свои границы: честно проговорила себе, что меня не устраивает в проекте, что представляет для меня большую ценность. В какой-то момент я призналась, что готова отказаться от дальнейшего участия. Задумалась, кому я могла бы передать свои обязанности, и внезапно поняла, что не так много людей умеет делать то, что я делаю в этом исследовании.

На этом коктейле из чувства собственной значимости и открытой злости на руководство я открыла ноутбук и прогнала оставшиеся данные за три часа. Работу я закончила на подъеме — на часах почти полночь, а мне внезапно захотелось еще навести порядок на кухне и посадить семь розовых кустов.